?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Третий день мы продираемся сквозь совершенно непролазную чащобу плотной североуральской тайги. Нашим постоянным сопровождающим аккопанементом является хруст валежника под ногами и надоедливое зудение комаров рядом с ушами. А в голове крутится извечный вопрос: что жрут комары в тот самый момент, когда в тайге рядом с ними никого нет?

Картинки по запросу Ханты


Наша маленькая экспедиция состоит из четырёх человек: трое хантов — дядя Коля, его сын Алексей, дяди Колин друг — дядя Петя и ваш покорный слуга. С нами — две умные хантейские лайки породы сибирской хаски. Знакомство с хантами произошло совершенно случайно на первый взгляд, но вы же знаете уже, что ничего случайного в этом мире не происходит...

За полтора года до описываемых событий я сидел на вокзале в маленьком древнем уральском городишке и ждал пригородный поезд, который должен был отвезти меня к моей старенькой матушке. По соседству со мной вольно расположился молодой здоровенный детина, чистокровный уральский русак на первый взгляд: под два метра ростом, светловолосый, сероглазый, с носом-картошкой. Одет он был по походному — в камуфлированный непромокаемый костюм и шнурованные ботинки-берцы. Рядом с ним стоял столитровый станковый рюкзак и зачехлённое ружье.

«С охоты едет, - подумалось мне. - Или на охоту». Заинтересованно разглядывая парнягу, я заметил, что он особым образом держит голову, слегка морщась во время поворотов шеи, и характерным образом сутулится. Дождавшись, когда наши взгляды пересеклись, я кивнул ему и спросил:
- Что, дружище, хандроз замучил?
Ответом мне стал изумлённый взгляд парня...
- А ты откуда знаешь?
- Просто вижу...
- Да вот, продуло меня что ли, шея совсем не поворачивается. Больно...
- Это легко поправимо...
- Да ну?! Давно маюсь с этим делом, замучился... Стоит только чуть застудиться или неудобно поспать и — все, приехали...
- От этого можно избавиться насовсем. Только необходимо немного собой позаниматься и потом регулярно делать определённые упражнения.
- Вот как? Слушай, а может быть ты мне покажешь, что и как? До поезда еще часа полтора. Успеем?

- В принципе, да... Успеем! Ты куда едешь то?
- Да к отцу, в Посёлок... - и парень называет ту самую деревню, куда и я держу свой путь!
- Ха! И я туда же еду, к матери.
- Попутчики, значит? Меня Лёха зовут...
- Гор...
- Странное имя...
- Это сокращённое от Георгий. Просто друзья меня зовут именно так.
- Хорошо, пусть будет Гор. Хотя, я как твою шапку увидел, то сразу тебя мысленно назвал Колымагиным. И Лёха заразительно хохочет, непосредственно указывая пальцем на мою спортивную шапочку, на которой белыми буквами отпечатано слово «Колыма».

У парня звонит телефон, он достаёт его из кармана, и вдруг начинает говорить на каком то странном, лесном языке. Если бы звери владели даром речи, они бы, наверное, разговаривали именно так. Завороженно слушаю непонятный язык и одновременно ощущаю какой-то внутренний диссонанс: вот передо мной сидит славянской внешности парень, но разговаривает на каком-то удивительном наречии, аналогов которого я никогда в своей жизни не слышал. Более чем странно! Так же странно было мне, когда я общался с чукотскими чуванцами, - по всем внешним признакам явные европеоиды, с примесью чукотской крови, о которой свидетельствовали выдающиеся скулы и слегка раскосые глаза. Но цвет глаз при этом был серым!

Наконец, парень заканчивает разговор и убирает мобильник в карман куртки.
- Послушай, Лёш, а ты кто по национальности?
- Я то? Хант!
- Ха-а-ант? Да ну? А по виду — чистый славянин, уральских кровей...
- Неее, правда, ханты мы! И отец мой хант, и дед. И мать с бабушкой. Ну а внешность... Разные мы бываем. Многое от рода зависит. Есть и черноволосые, и узкоглазые ханты. Разные роды, разная кровь... Мы — вот такие...

- Ладно, Лёшка, с национальностью разобрались, давай займемся твоим хандрозом...
Спустя два часа мы уже едем в поезде, разговаривая о разных, интересных нам обоим, вещах. Лёха трещит без умолку и с удовольствием крутит шеей, которая у него уже не болит после моего «рукоприкладства». За ближайшие полчаса я услышал краткую историю их рода, описание принадлежащих ему охотничьих и пастбищных угодий, весьма эмоциональную характеристику нефтяников, которые постоянно зарятся на их земли (тут Лёха адресует пространству большую и значимую фигу) и ряд лестных эпитетов в мой адрес после успешного исцеления его болячки.
- Слушай! Приедем в Посёлок, обязательно приходи к нам в гости! С родителями познакомлю. И ещё, это... Посмотришь отца с матерью? Они со спинами маются уже несколько лет, смотреть на них больно... Посмотришь?

- Не вопрос! Конечно, посмотрю...
- Вот это будет здорово! А мы тебе поляну накроем! Так тебя угостим, ты таких кушаний в жизни не ел! - И Лёха опять громко и заразительно хохочет, вызывая невольные улыбки других пассажиров...
- Да я много чего ел. Давно на севере живу. Вряд ли чукотская, чавчувенская или эвенская кухня чем-то принципиально отличается от вашей...
- А вот мы и проверим...

Ещё через несколько дней, после исцеления Лёхиных родителей, я испытал на себе все прелести хантейского гостеприимства и хлебосольства. После выхода в свет первой Тропы («Хранитель Севера»), многие читатели забрасывали меня комментариями и репликами, которые имели прямое отношение к описываемым блюдам и рецептам северной кухни. Прямо скажем, большинство этих комментариев были шутливо-ругательными, мол, как можно описывать ТАКОЕ? Городским жителям читать все эти кулинарные описания просто смертельно опасно! Корректор издательства, вычитывавший рукопись, жаловался мне в письме, что в период читки поправился на несколько килограммов, поскольку периодически был вынужден совершать рейды к холодильнику, когда терпеть это гастрономическое издевательство со стороны автора было невмоготу. Но автор склонен скрупулёзно-точно описывать все кулинарные нюансы национальной кухни, поэтому особо впечатлительным читателям рекомендует просто перевернуть эту страницу, не читая...

Итак... За хлебосольным столом в доме семейства хантов мне настоятельно рекомендовали попробовать хотя бы «по чуть-чуть» всё то, что наготовила тётя Зина, добродушная матушка моего неожиданно обретённого приятеля. Это «чуть-чуть» состояло из огромной миски пельменей из сохатины пополам с сохатиным же салом, кастрюли с наваристой шурпой из рябчиков, которой можно было накормить с добрый десяток человек, копны вяленой оленины, стопки обычных уральских блинов, к которым органично подошла банка моей колымской лососевой икры, вязанки вяленой и слегка подкопченой стерлядки, горки солёных бочковых огурцов, многочисленных розеток с какими-то разнообразными вареньями и джемами из местных ягод и яблочек-ранеток, глубокой чашки с солёными груздями (моего любимого кушанья!) и такой же чашки с мариноваными опятами, вездесущего «уральского салата» (вареная картошка, соленые грузди, рубленый зеленый лук, подсолнечное масло), разнообразных кувшинов с квасом и домашними соками из яблок, смородины, калины, и — как венец всего — глубокой тарелки, в которой красовался озёрный окунь ямного посола.

Даже если все это попробовать «по чуть-чуть», то можно было умереть тут же за столом от обжорства. Поэтому я более всего налегал на неизвестную мне доселе стерлядку, любимые свои оленину (она по вкусу оказалась отличной от нашей, колымской) и грузди, ну и, конечно же, окуня. При этом слушал подробный рассказ дяди Коли (отца Лёхи) о том, как солится этот самый окунь:


- Перво-наперво, Колымагин, на берегу окунёвого озера копам (ударение на втором слоге) большу яму. Дно выстилам досками и кладём на доски чистую, промытую и высушенную мешковину. Стенки ямы закрывам плетенкой из ивы или, если некогда, просто доской. Ставим сетку в озеро и окуня имам. На дно ямы сыплем соль, потом рыбу: слой соли, слой рыбы, слой соли, слой рыбы, и так до самого верху. Засыпам всё солью, а поверх кладём доски, на доски — тяжелые камни калёные, и сверху все засыпам землёй и оставлям так на 40 дней.

Потом раскрывам яму и перекладывам окуня в ящики и коробки. Потому и называется он так — ямный посол! Соль съедат всю слизь и кровь, и рыба получацца чистая, серебряная, да ладная. Чистим её от чешуи, снимам шкуру и нарезам тонкими пластами в чашку. Промывам водой от лишней соли, сверху — лучок, маслице, малость сбрызгиваем уксусом, перемешивам и — пальчики облизывам! От так от! Лучшей закуси нет на свете!


Дядя Коля зажмурившись, крепко крякает, словно бы опрокинул чарку самогона, хотя он не пьющий и не курящий дед. Ему на вид не дашь больше шестидесяти, хотя на самом деле он уже перешагнул за половину восьмого десятка. Он пониже сына примерно на голову, да зато в плечах шире его раза в полтора...

- Дры-ыщ! - смеётся дядя Коля, похлопывая Лёху по спине. - Но ходок, правда, знатный! Я уже за ним на охоте не угонюсь, бегат как сохатый по тайге...
- Дядя Коля! Так ты еще и на охоту ходишь? - изумлённо вопрошаю деда.
- Хант без охоты — не хант! - горделиво ответствует мне 75-летний старик, - Конечно, Колымагин, хожу! И на охоту, и на рыбалку. Сына быстрее меня бегат, зато вот пацан-от мой вровень со мной идёт, не обгонят...

«Пацаном» дядя Коля называет своего закадычного друга — дядю Петю, 65-летнего ханта, такого же страстного охотника и рыбака, как и он сам. Дед Петя мягко улыбается, слушая, как беззлобно балагурит его приятель, и подтверждающе кивает головой: да, верно, мол, не обгоняю, вровень ходим. Он молчун, дядя Петя, за весь вечер может и сказал-то всего два-три слова. Больше улыбается и молчаливо кивает головой в знак согласия, или покачивает из стороны в сторону, если не согласен...

В течение полутора лет в разное время было несколько таких вот душевных встреч-посиделок в гостеприимном доме уральских хантов. Кличка «Колымагин» окончательно закрепилась за мной, как своеобразная верительная грамота. Мои целительские способности и умение «делать погоду» пользовались непререкаемым авторитетом, а рассказы о путешествиях по другим северным краям — неизменным успехом и вниманием. Во время своих приездов я привозил свои гостинцы — красную икру, юколу, копченый нерпичий жир и вяленую корюшку, а увозил от хантов коробку с окунем ямного посола, бутылки с соком из местных ягод, банки с солеными груздями. Этот натуральный обмен превратился в целый веселый игровой ритуал, к равному удовольствию обеих сторон.

Мы постепенно сходились в этой неспешной науке познания друг друга, присматриваясь, обмениваясь ключевыми репликами, смотрели на реакцию на те или иные заявления. И вдруг в один из своих приездов, за вечерним чаем дядя Коля как то по особенному сказал: «Колымагин... А приезжай-ка ты этой осенью. Поедешь с нами на наши родовые земли, в тайге поживёшь, порыбачишь... А если повезёт, так и с нашей Королевой познакомишься...». И он загадочно и значительно замолчал.

Рой мыслей стремительно пролетел в моей голове: «Приглашение — это неспроста... Ясное дело! Интересно, что за королева? И откуда у хантов королева? Лесной ведь народ... Чего замолчал старый хант? Прикидывает словно что то... Странно, он с такой значимостью в голосе сказал про неё, словно бы она у них какая-то живая святыня...»
- Дядя Коля, - наконец решаюсь нарушить наше затянувшееся молчание, - а что за королева у вас такая?
- Да не королева она, на самом деле. Это мы её промеж себя так зовём... В шутку. - Однако на лице хантейского деда нет ни тени улыбки. Он серьёзен как никогда, словно бы стоит на пороге принятия важного решения.

- Не королева? Тогда кто она? И почему я должен с ней знакомиться?
- Потому что вы с ней... Вы с ней словно бы одного поля ягода. Или как пара ичиг — только одна — правая, а другая — левая...
- Не понимаю, что ты имеешь ввиду...
- Да что тут понимать? Вот ты вроде с виду — человек как человек, смеёшься, истории разные рассказываешь... интересные... А иногда вроде как на тебя под каким-то другим углом глянешь, а ты совсем другой, не такой как мы...

- Так я действительно не такой. Вы — ханты, я кержак, ваша земля — в лесу, моя — в горах и тундре... Другая кровь, другая нация...
- Да причём тут это? - Дядя Коля морщится, словно у него внезапно заболел зуб. - Я про другое говорю... Временами ты ведешь себя так, словно ты — это Она! Даже манера разговора похожа! И в такие моменты меня мороз по коже продирает...
- Да кто же она такая?!

- Она...- голос старика внезапно стал торжественным и звонким — Она — Хранительница.
- Вот как? И что же она хранит?
- А хранит она то, что вы уже почти тыщу лет ищете, да найти никак не можете...
- Какими-то загадками ты, дед, говоришь... Что мы ищем, и кто это — мы?
- Ну, вы! Белые люди, казаки, ученые, историки, эти, - как их би мать звать?, - а, вот, - археолухи!
- Подожди, подожди... Ты говоришь о...

А дед, перебивая меня, вдруг начинает высоким, театрально-комическим завыванием, зачитывать на память какой-то древний текст:
«Богыне древней, нага с сыном на стуле сидящая, приемлюще дары от своих, и дающе ей остатки во всяком промысле, а еже кто по обету не даст, мучит и томит, а хто принесет жалеючи к ней, тот пред ней пад умрет, имеща бо жрение и съезд великий. Егда же вниде им слух приезд Богдана, велела спрятатися и всем бежати, и многое собрание кумирское спрятаща и до сего дни».
А потом, переведя дух, продолжает уже писклявым придурошным голосом, копируя, видимо, одного ему известного рассказчика из местных:
«Давно-давно гора ходи нельзя было. Кто ходи, тот хворай долго и умирай. Старый люди говори – там пупы стоял, Сони Эква, Золотой баба. Страшно было близко гора ходи. Баба шибко кричал. Люди говори страшный голос».

- Дядя Коля! Ты говоришь про Золотую Бабу?! Это её хранит ваша королева? - Мой голос внезапно сипнет, и я говорю неимоверно низким баритоном...
- Это у вас она называлась Золотой Бабой. Мы зовём её иначе — Сорни Най! - Коренастый хант словно бы смотрит на меня сверху вниз...
- И мы... пойдём туда, к ней?
- Вначале познакомлю тебя с Королевой... Она посмотрит на тебя... Она решит...

Читать продолжение...



Posts from This Journal by “Тымнетагин” Tag

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

( 16 comments — Leave a comment )
trampeador
Dec. 16th, 2016 05:36 pm (UTC)
Сорни Най? читал у А. Иванова )))
Я думаю, статуй таких не одна была сделана.
ccombo
Dec. 16th, 2016 05:59 pm (UTC)
А с кем конкретно эта история приключилась?
kadykchanskiy
Dec. 16th, 2016 06:41 pm (UTC)
С Тымнетагином, моим другом из Магадана.
cotbaton
Jan. 18th, 2017 12:15 pm (UTC)
Имя автора книги не подскажите?
kadykchanskiy
Jan. 18th, 2017 01:35 pm (UTC)
Георгий Тымнетагин. Эта книга ещё не издавалась. Предыдущая, которая есть в продаже, называется "Хранитель севера". Можно заказать через интернет, в издательстве "Концептуал".
koctroma2
Dec. 16th, 2016 09:47 pm (UTC)
Хороший мир. Чистый.
odin_dvoitch
Dec. 16th, 2016 10:48 pm (UTC)
Правда давно... видел .. То был хант или манси, точно не знаю. Но стоим мы на какой-то станции. Летний месяц. Поезд идёт в Нижневартовск (где-то уже за Тюменью). На перроне стоит молодая супружеская пара . Оба одеты как-то по старинному. Мне их наряд чем-то напомнил одежду юга России. На женщине как помню какая-то старинная цветастая длинная юбка (или сарафан). Всё как из прошлого века (а то были 80-е года 20-го века). Какие-то явно чернявые южно-русские лица дополняли всю картину. Я спросил кого-то рядом стоящего в тамбуре..
- Кто это такие?
Я был удивлён странному не вписывающемуся в современный мир наряду. И был как в стопоре от увиденного. Явно южно-русский старинный тип, и явно, что-то русское в одежде. И получив ответ, то ли они были названы хантами, то ли манси. Этого точно не помню. Но в моём тогдашнем представлении, что ханты-манси должны быть несколько монголоидны. Но это было не так. Явно монголоиды в тех местах это уже следы очень позднего влияния. Хотя финно-угры.. Но, что и как видеть в этом понятии. Даже в самом названии ФИНН просматривается искажённое ВАН. Так же как и в СОЛО-ВАН. В общем мы все детище ванов. Как и айны, которых зачем-то записали в австролоиды. Хотя в их языке обнаруживают корни слов из очень многих европейских языков.. А куда без КАЛАШЕЙ. Название которых явно несёт КОЛО=солнце. Явно тут вспомнишь сколотов... В общем вот так, как-то. Явно все народы, кто какими путями шли с Юга Сибири. Только вопрос откуда именно туда пришли. Хотя более вероятен более северный вариант их прихода...
maxodeva
Dec. 19th, 2016 08:41 am (UTC)
Традиционная одежда обских угров, они же ханты и манси http://tradtextil.livejournal.com/154492.html
odin_dvoitch
Dec. 16th, 2016 10:57 pm (UTC)
Хотя по Сорни Най -Золотой БАБЕ...
Как мне кажется БАБА, это БАБАЙ..
Или было такое божество у скифов ПАПАЙ...
Вспомним Римского Папу..
Папай всего лишь отец.
То есть стоял Золотой Папай... Идол Золотого Отца. И конечно с женщиной он не имел ни какого отношения.
Да и все АТА...ТАТА...ПАПА...БАБА... явно имеют одно происхождение..
Ертыс Жиеншинов
Dec. 17th, 2016 06:48 am (UTC)
"Мы зовём её иначе — Сорни Най!" - Странно, что никто не слышит созвучия с Нарнией. Страна какбы вымышленна, фэнтезийна, но намёков хватает. Одна тока Джадис - Белая колдунья чего стоит. Кто там у монголов морозы напускал?

Edited at 2016-12-17 07:14 am (UTC)
paradoxct
Dec. 17th, 2016 11:04 am (UTC)
Зарни Ань у Коми. Она так же на гербе Республики Коми есть.
lmixam
Dec. 17th, 2016 12:03 pm (UTC)
ждем продолжения!
Александр Шабанов
Dec. 17th, 2016 09:31 pm (UTC)
Да,хочется продолжения. Хотя Золотой Бабы там точно не будет найдено. Но все равно..А вдруг Чапаев выплывет! И тоже слюнки потекли от гастрономических изысков,на ночь глядя. Хоть в холодильник лезь. За колбаской,оленины то нет!
z_freeman86
Dec. 18th, 2016 03:52 am (UTC)
Фотография многомерное оказалось расфокусировал своего зрение и начал по тихонку маргат там оказались разные лица как у Давинчи у его Джаконды
dwigass_8888
Dec. 18th, 2016 06:42 am (UTC)
Царевна-Лебедь
Сорни Най, Зарни Ань.. , первое что слышу, чаромутное Най-Янь, та же Ань-Янь, Сор, Зар.., Сур, Царицы..Зорица... Царица Янь . В старокитайских текстах Янами, Янь - это Лебедь. Золотая баба-Царевна Лебедь.

Дикий гусь 鴻雁 (хун янь) и лебедь 雁 (янь) стали символами письма или переписки в китайском языке.
http://www.epochtimes.ru/content/view/76085/86/

Долина Ху-янь» [Зуев Ю. А.]. ... чуть дальше вглубь веков и вспомнить прото-алтайский корень «kúja» – гусь, лебедь. (гуси-лебеди)

Айны Японии... - Яны..Лебедины...

(Зевс-Лебедь и Леда) Зевс сам с Крита (санскрит)

-"Гусь - птица посредник между людьми и высшим миром, гусь выступает по преимуществу солярным символом, благодаря сезонным миграциям, совпадающим с солнечными равноденствиями — говорят, что гусь «следует за солнцем»
В космогонических мифах гусь нередко выступает как птица хаоса, но вместе с тем и как творец вселенной, снёсший золотое яйцо — Cолнце."
http://vedaveta.livejournal.com/60382.html




Edited at 2016-12-18 07:09 am (UTC)
chelikga
Dec. 18th, 2016 03:57 pm (UTC)
Гагаузлар!!!!Илери!!!!
( 16 comments — Leave a comment )

Profile

kadykchanskiy
kadykchanskiy

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel