kadykchanskiy (kadykchanskiy) wrote,
kadykchanskiy
kadykchanskiy

Categories:

Сметение.

- Оксанаааа!!! – громкий крик мужчины в кафе, который сидел в одиночестве с чашкой кофе и тихо разговаривал по мобильному телефону, заставил всех посетителей умолкнуть и повернуть в его сторону тревожные взоры.
- Ааа!!! – мужчина в отчаянии раскрошил дорогой телефон мощным ударом о стол, и вмиг превратился в студенистую гору мяса, вздрагивающую от беззвучных рыданий. Официантка подскочила к нему со стаканом воды на подносе и начала участливо расспрашивать несчастного о причинах его горя, предлагая выпить воды, и пытаясь хоть как то успокоить. Мужчина поднял лицо, посмотрел сквозь официантку, затем медленно встал и подошёл к барной стойке.





- Включите новости, пожалуйста.
- Да-да! Сейчас, конечно. – Засуетилась женщина за стойкой, достала из - под прилавка пульт дистанционного управления, и, направив на телевизор, встроенный в стену рядом со стеллажом, уставленным бутылками с разноцветными этикетками, нажала кнопку. Картинка трио полуголых девиц на сцене сменилась «говорящей головой» диктора.
- Громкость прибавьте, пожалуйста! – Попросил кто-то из дальнего угла заведения. И замершие посетители кафе стали напряжённо всматриваться в экран. В прямом эфире корреспондент сообщал о том, что потеряна связь со всеми приморскими городами Средиземноморья на обоих континентах. Шквал тревожных сообщений взорвал эфир всех теле и радиостанций. Плановые программы прерывались экстренными сообщениями об атлантическом цунами, которое возникло от мощного землетрясения на дне океана в месте тектонического разлома у Азорских островов. Волна, высотой около семисот метров, стала распространяться от места эпицентра и обрушилась на побережья США и Канады, Европы и Африки. Гибралтарский пролив увеличил расстояние между Марокко и Испанией до четырёхсот километров. Океанская мега-волна хлынула в Средиземное море, повысив его уровень на двести метров.
На экране появились первые кадры с мест катастрофы. Вертолёт кружит над морем, из волн которого виднеется одинокий шпиль с погнутым крестом. Это всё, что осталось от испанского города Мурсия.
- У меня Оксана, жена на Ибице отдыхала. – Произнёс в полной тишине твёрдым спокойным голосом мужчина, ставший свидетелем гибели любимой женщины во время разговора с ней по телефону. Кто-то из посетителей кафе стал выражать сочувствие, кто-то схватился за телефон и начал пытаться дозвониться до родных или знакомых… Они не знали ещё, что мобильники им в этой жизни больше не понадобятся.
Посетители вдруг разом засобирались покинуть кафе, и официантка заметалась между столиками, чтоб побыстрее рассчитать каждого, кто успел сделать заказ, а тем временем диктор с экрана телевизора сообщил: - «Уважаемые телезрители! Приносим свои извинения за доставленные неудобства, но режиссёр сообщает мне, что мы вынуждены прервать вещание по техническим причинам. Надеюсь, мы скоро вернёмся в эфир, не отключайте телевизоры»! Вдруг рядом со столом в студии в кадр попала нога человека в высоком шнурованном ботинке и камуфляжных брюках. Диктор отключил трансляцию звука, начал отстёгивать «петличку» с микрофоном от лацкана пиджака, и по его тревожному взгляду и беззвучно шевелящимся губам, было ясно, что он беседует с кем-то за кадром, между тем видеотрансляция продолжалась. Вдруг откуда-то издалека послышался грубый окрик: - «Тебе ж сказано, сука, камеру выключить»! И в тот же миг на экране появилась серая рябь, сопровождаемая тихим шипением из динамиков.
Потрясённые клиенты взволнованно зашумели, послышались возмущённые крики: - «Это что? Гэкечапэ вернулась»? Барменша начала тыкать в сторону телеприёмника пультом, нажимая поочерёдно все кнопки переключения каналов, но тщетно. Телевещания в стране больше не было. Народ был близок к состоянию паники, кафе вмиг опустело, а на обезлюдевших улицах города начал накрапывать мелкий дождь.
Не прекратился дождь и на следующий день, зато в город перевели на режим военного времени, объявлен комендантский час, а улицы патрулировали наряды вооружённых солдат из частей МЧС в сопровождении полицейских. Объявлен сухой закон под страхом смертной казни. Въезд и выезд из города гражданским лицам полностью запрещён, а спецтранспорт передвигается теперь в случае крайней необходимости в сопровождении полицейских.  Магазины, аптеки, бензоколонки, и банки закрылись.  Прекратили свою работу общественный транспорт и все виды связи. Зато круглосуточно начала работать типография, которая простаивала уже двенадцать лет. На всех видных метах стали появляться листовки с объявлениями о том, когда и где будет происходить раздача продовольствия и медикаментов. Это был карантин. Все отчётливо поняли, что не в сказку попали.
Я своей жене и детям запретил пересекать границы приусадебного участка, поставил задачи на день, что нужно сделать, для того, чтоб вырастить на собственной земле максимум съестного, и отправился на центральную площадь города. Согласно листовке на бетонном столбе, что на перекрёстке улиц, где ми живём, от каждого домовладения один человек должен явиться к одиннадцати утра на общее собрание с документом, удостоверяющим личность.
На площади соорудили высокую трибуну с непромокаемым навесом, и установили звукоусиливающую аппаратуру. Несколько тысяч человек в резиновой обуви, непромокаемых плащах и куртках, под зонтами стояли, сгрудившись у трибуны в ожидании начала действа. Вскоре к стойке с микрофоном вышел худющий военный – пограничник с погонами полковника на плечах и сообщил всем, что отныне он является полномочным представителем Президента России, бургомистром города с неограниченной властью, подчиняющимся напрямую главе государства, который на время чрезвычайного положения руководит страной из запасного командного пункта. Затем, выждав паузу, чтоб прекратился ропот в толпе, продолжил нас радовать нововведениями. Всё находящееся у населения  на руках огнестрельное боевое, охотничье и травматическое оружие, а так же все арбалеты и луки подлежат сдаче в отдел полиции в течение трёх дней. По истечению срока добровольной сдачи начнутся обыски в каждом доме. Каждый, кто будет, застигнут с запрещёнными предметами, будет расстрелян на месте без суда и следствия. Каждый житель города обязан пройти дактилоскопию и получить яркий жилет установленного образца. Через семь дней после оглашения приказа каждый застигнутый на улице без жилета будет уничтожаться на месте без предупреждения. Каждому трудоспособному жителю будет выдано мобилизационное предписание с боевым расчётом – алгоритмом действий для каждого звукового сигнала подаваемого с помощью механического сигнального устройства на крыше здания городской ратуши. В предписании указано, какой сигнал что обозначает: Один длинный гудок – общий сбор на площади. Один длинный, один короткий – сигнал для самостоятельного убытия к месту службы согласно боевого расчёта. Кто к пожарной части, кто к зданию почты, а кто на окраину города в районы боевого охранения. За неисполнение команды звукового оповещения лишение права получения продовольствия на двое суток. Повторное нарушение наказывается лишением свободы на неограниченный срок, до тех пор, пока осужденный не докажет свою преданность Президенту ударным самоотверженным трудом. Третье нарушение влечёт за собой публичную смертную казнь.
Затем была команда разойтись, чтобы вернуться на построение всем мужчинам от шестнадцати до шестидесяти лет и женщинам от восемнадцати до пятидесяти пяти. В четырнадцать ноль ноль прибыть с шанцевым инструментом, ложкой, миской и кружкой для осуществления работ по возведению заградительных сооружений по периметру города. Я шёл домой напрямик по лужам, и пытался проснуться. Нереальность происходящего приводила в состояние ступора, хотелось лечь на землю, и биться головой об асфальт до тех пор, пока не спадёт это морок. Но ничего не менялось. Из низких серых туч хлестали тонкие струи дождя, а я покорно шёл домой, чтоб собрать свою семью и отправится на рабскую работу, награда за которую - пайка провизии.
- Андрей! Андрееей! Ты чего спишь до сих пор! Полодинадцатого уже. Давай просыпайся, через полчаса собрание на площади. – Разбудила жена. Как я ей благодарен…
Встал, надел сапоги, плащ и угрюмо потащился на площадь. Картина всё та же. Толпа мокрых курток и плащей у высокой трибуны, и полковник сидит в уголке под навесом за раскладным столиком, читает какие-то бумаги. День сурка. Неужто всё сначала? Неужели в рабство?
Послышался громкий свист из динамиков огромных колонок по краям помоста, затем стих, и над головами собравшихся прозвучал уверенный сильный мужской голос полковника:
- Товарищи! Рад вам сообщить хорошую новость. Власть мирового правительства пала! Западный мир – в руинах. Россия впервые за века восстановила свою независимость. В результате действий сил народного сопротивления России, бывшее правительство арестовано в полном составе, а бывший Президент уже осуждён на пожизненное лишение свободы, но перед этим  подписал свой последний Указ о передаче всей полноты власти новому Народному Вече. Нам предстоит построить новую страну на осколках старого мира. Необходимо учесть уроки истории и исключить саму возможность реанимации паразитического строя магнатов,  банкиров и чиновников. Гадина уничтожена, но ещё недобита. Нам нужна помощь патриотов, готовых не за вознаграждение организовать нормальное функционирование образования, медицины, транспорта, связи, а так же возобновление работоспособности всех производств и сельхозпредприятий. Граждан, имеющих в собственности оружие, способных по состоянию здоровья, а главное - желающих нести службу по охране общественного порядка, прошу пройти в здание бывшей администрации района. Тем, кто желает помочь стране как специалист или рабочий, предлагаю собраться в бывшем супермаркете, в котором вскоре снова будет кинотеатр, как раньше. Всё товарищи. В добрый путь! Дерзайте! Успехов вам и вашим близким!
Tags: БП, Рассказы
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments