kadykchanskiy (kadykchanskiy) wrote,
kadykchanskiy
kadykchanskiy

Categories:

ТРОПОЮ ТАЙНЫНОТ АТАНА. Часть 12

Заключение. Читать с самого начала...

ТРОПОЮ ТАЙНЫНОТ АТАНА. Часть 12

"Как можно чаще молчи! Не стоит метать жемчуг Истины там, где он затеряется среди молодой поросли или закатится под замшелые камни... Жаждущие Знания сами найдут тебя. По едва заметным приметам, по еле слышным намёкам, по особому строению проговариваемых тобою фраз и слов. Сейчас же - молчи! Ибо время говорить еще не пришло. Он обязательно настанет. Но - потом! Позже. Быть может, лет через двадцать... тебе встретится тот, который даст знак, что время говорить пришло...".
Хранитель Полуострова, 1991 год.





Так получилось, что в Селе морских охотников я прожил три дня. Причина была банальна до смеха: после многодневного однообразного и даже скудного рациона во время своего пути я, дорвавшись до разнообразных блюд и деликатесов, не рассчитал выносливость своего желудка. Он взбунтовался! Почти двое суток я метался по короткому маршруту между домом и туалетом. И только на третьи сутки Толик раздобыл где-то водки и заставил меня выпить полный её стакан, предварительно размешав там столовую ложку соли. Это странное, на первый взгляд, средство дало мощный закрепительный эффект и мой желудок успокоился.

Так что к вечеру третьего дня я засобирался в последний марш-бросок. Мне нужно было всего-то подняться вверх по Реке 75 километров до поселка Верхний Парень. После пройденных 450-ти км это расстояние выглядело несерьёзным. Лодку нанимать я не стал, потому что мне хотелось самому пройти по местам, овеянным чавчувенскими легендами. Именно там, в среднем течении Реки происходили ожесточённые сражения между пареньскими коряками и чукчами, претендовавшими на их земли. Битвы были очень кровопролитными, с применением самого разнообразного оружия. Но чавчувены победили, несмотря на то, что против них бились воины, облаченные в доспехи из костяных пластин, от которых отскакивали стрелы, ножи, а копья, ударяясь, соскальзывали в сторону, не нанося противнику ни малейшего вреда.

Помню, как Авевхай издалека показывал мне так называемую "Столовую" гору в нескольких километрах от Пареня, на плоской вершине которой происходило последнее, решающее сражение. Вся плоская вершина этой горы потом представляла собой сплошное пепелище, потому что никто даже не помнит точно, сколько погребальных костров там горело после окончания войны. Но цель была достигнута: чукчи ушли из этих земель и больше никогда не возвращались сюда с воинственными намерениями.


ПРОРОК

Ему приходится тяжелее, чем кому бы то ни было. Открывшиеся ему Истины и тайны Мироздания с одной стороны помогают ему выстраивать гармоничные отношения с Космосом, но с другой - максимально отдаляют его от Человечества и, что самое печальное, - от близких ему людей. То, что знает он, непонятно большинству, а слов и наглядных образов для объяснения у него нет. Некоторые считают его чудаком и косноязычным юродивым, когда он пытается рассказать об увиденном и узнанном, а большинство же складывает о нём мнение, как о сумасшедшем, который "не от мира сего".



Лемминг. В корякском эпосе ему отведена роль самого мудрого и прозорливого зверя, несмотря на то, что сам он, размером не больше спичечного коробка. Его извечный враг, которого лемминг неизменно побеждет - песец.


В первый день после Села я прошёл всего 25 километров. Дорога была адовой. Во-первых, её попросту не было: тракторная колея закончилась в нескольких километрах за поселком, а дальше начались чащобы бурелома, через которые приходилось просто проламываться. Транспортное сообщение между посёлками летом осуществлялось на лодках по Реке, а зимой - на собачьих упряжках по замёрзшему льду Реки же. Дороги были, в принципе, не нужны. Во-вторых, мой рюкзак был максимально полон, потому что вчера я опустошил прилавки местного магазинчика, где все продукты продавались БЕЗ талонов! Продавщица Алёнка тоже оказалась знакомой девчушкой, совсем недавно переехавшей сюда из Верхнего Пареня: сразу меня узнала, защебетала, принялась делиться своими проблемами и рассказывать о радостях и трудностях проживания в этом, очень своеобразном по ее словам, селе.



- Представляешь! Местные ведь почти ничего в магазине не берут! Овощи-фрукты они не едят, тушенку и рыбные консервы не покупают, сыр не понимают, на конфеты смотрят с подозрением. Самый расхожий товар: чай, курево, сахар. Иногда - водку продаю по талонам. Но сахара продаю не больше килограмма в руки на неделю, а то они тут повадились было его на брагу переводить... Пришёл тут недавно старик один, пыталась ему лосося в собственном соку продать. Он банку повертел в руках, потом говорит: "Мёртвая рыба в жестяном гробу. Есть нельзя!" И назад мне её отдал, представляешь!

- Так а что с остальными товарами?
- А что, сам не видишь? Все полки и подсобка битком забиты, а никто ничего не покупает. Они ж тут только рыбой да нерпой питаются... Ну, еще ягоды и морскую капусту собирают. А у меня план. Начальник меня ругает, делай, говорит, что хочешь, но план мне дай!
- И что делаешь?
- Да как только не изворачиваюсь! То в нагрузку к чаю-сахару свеклу и морковку продаю. Так они ее покупают и ту же, возле крыльца вываливают в кучу! Хорошо наши с Пареня приезжали на лодках, всю собрали в мешки и увезли. А то пропали бы овощи, жа-алко!
То водку присылали, так я в нагрузку к каждой бутылке продавала целый продуктовый набор: тушенка, килограмм риса, килограм гречки, килограмм конфет шоколадных и десять баночек детского питания. И смех и грех!
- Это всё тоже выбрасывали?
- Не-е-е! Собак кормили! А из конфет опять же брагу пытались делать! Кино и немцы!


Ленок. Неизвестная, на большой земле рыба из семейства лососевых, очень распространена в реках Колымы. Ловить его на крючок - особый вид искусства. Вырезается шайба из плотного пенопласта, диаметром 5-6см., обтягивается шкуркой лемминга или евражки, а в центр вставляется огромный крючок, примерно № 16, а к нему -толстую леску, или верёвку. В сумерках бросаешь снасть на воду, она плывёт по течению, а Ленок, думает, что это зверь плывёт. Один заглот, и тащи его родимого!

В этом странность снабжения северных поселков в советское время. Сюда везли продукты и товары без учёта местных деталей и колорита. Помню, как я со смехом рассматривал ассортимент магазинных товаров в национальном чавчувенском селе: норковые шапки (кстати, страшный дефицит на материке!), кримпленовые платья всех расцветок, итальянские кожаные сапоги и босоножки (в селе, где летом ходят в резиновых сапогах или кедах, а зимой - в торбасах), и - (та-та-та-там!!!) пляжные шезлонги! Умереть, как говорится, и не встать! Зато действительно нужных для северных народов товаров - ножей, патронов, металлической посуды, капканов, бисера, брезентового полотна, добротных рюкзаков, тех же печек железных и палаток завозили мизерное количество либо не завозили вообще...

Я сделал Алёнке недельный план продаж, набрав у неё всех продуктов, которые в моём Посёлке считались дефицитными и продавались только по талонам. Рюкзак мой весил килограмм 35, а то и больше. Сильно помогала паняга - без неё я просто не смог бы тащить такой груз...

Посреди Реки я увидел очень привлекательный песчано-галечный островок и решил именно на нем поставить палатку и заночевать. Нашёл брод, и уже через часик у меня горел уютный костерок, звенела натянутыми брезентовыми стенками палатка, а в одном из чифир-баков аппетитно булькал суп-кондей из самых разнообразных продуктов усть-пареньского магазина. Собаки насыщались просто царскими яствами: юколой свежего вяления, кусками нерпичьего жира и жирным холодцом из кетовых голов. Я бы и сам с удовольствием присоединился к ним, да боялся, что мой желудок опять не выдержит... Ничего страшного! Супчик мой тоже весьма хорош! Литр горячего варева уютно укладывается в желудке без каких-либо последствий. Теперь чаю и - на боковую. Завтра я намерен поставить личный рекорд!



На дворе - август. Ночью уже изрядно холодает. А у меня странный феномен: чем холоднее температура окружающей среды, тем крепче мой сон. По сей день дома в моей комнате оконная форточка всегда нараспашку круглый год. Зато я замечательно высыпаюсь, несмотря на то, что сплю всего часов пять, у меня никогда нет проблем с бессоницей, головными болями и всякими простудами. Главное правило: спать нужно абсолютно безо всякой одежды, как говорят в тундре, "чтобы тело дышало". Давно подметил - если дома во время сна на мне хоть какая-нибудь одежда, я просыпаюсь разбитым и невыспавшимся.

Вот и на этот раз я уснул в палатке мертвецким сном и дрых "без задних ног" пока не стало светать. И опять мне снился медведь: гладил меня по голове, словно прощался, что-то ворчал на ухо и забавно дыбил шерсть на загривке. Едва забрезжил свет, как я выбрался из палатки и остолбенел: весь песок вокруг моего временного жилища был испещрён медвежьими следами! Собаки при этом сладко спали в какой-то уютной песчаной ложбинке и вообще никак не среагировали на то, что по нашему лагерю беспрепятственно разгуливал косолапый Хозяин здешних мест. Надо было видеть их виноватые морды, когда я их стыдил и журил на всю тундру за этот непростительный косяк!


Тарбаган. Неверьте тем, кто говорит, что самый стойкий мех у морского котика. Шапка, сшитая из шкурок тарбагана, носиться в среднем, 12-15 лет.

Очень тщательно собираю и упаковываю рюкзак перед последним броском. Если верить карте, идти мне осталось ровно 50 километров. Интересно, смогу ли я преодолеть это расстояние за сегодняшний день? Я съел банку сгущёнки с горячим чаем - самый лучший энергетик для дороги - и, едва выкатилось Солнышко, двинул в путь. Как то очень скоро я набрёл на хорошую и утоптанную тропу, которая петляла в прибрежном пролеске. Идти по ней было очень удобно и необременительно.

Собаки бежали впереди, сканируя пространство, а мне оставалось лишь монотонно шагать за ними размеренным походным шагом, который выработался у меня за недели пути. Даже тяжесть рюкзака была не такой, как вчера, казалось, что он значительно полегшал, хотя из него было удалено всего лишь три банки консервов, включая сгущённое молоко, да несколько кусков нерпичьего жира и килограммовый пакет с рыбьим холодцом. Так я и шёл под утренний стрекот и цвирканье приветствующий новый день птиц, сквозь световые столбы, пробивающегося сквозь листву Солнца, по холодку, который совсем скоро грозил обернуться дневным теплом и даже жаром. Временами я сходил с тропы, мочил платок в реке и затем повязывал его на голову, приятно остужая горящую кожу.


Я шёл и вспоминал фрагменты беседы с последним Кузнецом Полуострова. Он одну за другой рассказывал мне истории из своей жизни, очевидцем которых он был, и старинные легенды, которые слышал от отца, деда и прадеда.


Горностай один из самых сильных животных планеты. Если бы он был размером с собаку, то спасенья от него не было бы никому. Кстати, многие считают, что горностай и ласка, это разные животные. Это заблуждение. Просто в разных регионах одного и того же зверя зовут по разному. На севере, чаще - горностай, а чем дальше на юг, тем чаще говорят: - "ласка".

"...Эти люди, ушедшие ставить петли на зайцев, вернулись в стойбище невероятно оживлёнными. Они наперебой рассказывали о встреченных ими двух "диких людях", которые бродили совсем недалеко от стоянки. После короткого совещания решили сделать облаву и попытаться поймать этих существ, чтобы узнать, кто они, и как тут появились. Рассыпавшись, они поползли и побежали на четвереньках в ту сторону, где, по их мнению, была лёжка "диких людей". Внезапно вскочив, они с криками и улюлюканьем бросились к кустам, скрывавшим стоянку чужаков. Оттуда стремительно метнулся и побежал в тундру самец, а самку успели схватить, повалить на землю и крепко связать. Пока её несли к стойбищу, она выла, рычала и изгибалась как пойманная в капкан лисица.

Её занесли в ярангу и как следует осмотрели. Она оказалась старухой - сморщенная кожа, отвислые груди, длинные седые волосы. Но на все вопросы, задаваемые ей на двух диалектах чавчувенского, на чукотском, эскимосском и русском языках она отвечала рычанием и воем. От еды она отказалась, перевернув поданную ей чашку и вылив её содержимое на землю. Когда ей дали кусок варёного мяса, она пофыркала, поморщилась, но мясо съела. С гораздо большим удовольствием она ела нерпичий жир и тэлпэл (национальное корякское блюдо из шикши и кусочков юколы, обильно политых нерпичьим жиром).

После еды её связали и положили в угол яранги. А ночью пришёл ее мужчина. Он бегал вокруг стойбища и завыванием подзывал к себе старуху. Собаки были объяты ужасом, они жались в кучу и время от времени пытались спрятаться под покровом яранг. Они даже не лаяли, а только испуганно скулили, пока "дикий человек" бегал вокруг. Наутро выяснилось, что старуха умерла. Как об этом узнал её спутник нам было неизвестно, но в тот момент, когда она испустила дух, он горестно завыл, а потом помчался к горам. Его никто не преследовал. А умершую старуху по нашему обычаю сожгли на костре. Больше диких людей на Полуострове никто не видел".




Старик Плепов так и не смог мне толком объяснить, что за "диких людей" они гоняли по просторам Полуострова. Да он и сам этого не знал, просто с мельчайшими подробностями и деталями рассказал т о, очевидцем которого был он сам. Позже я узнал, что почти у всех северных народностей есть целый пласт подобных историй о реальных встречах с непонятными обитателями тундры и тайги, которые вели себя как полулюди-полузвери. Кто они? Выродившиеся потомки древних обитателей северных земель? Плоды невероятных и неудачных генетических экспериментов древности? Альтернативная ветвь антропоморфных гоминидов? Сейчас об этом можно только гадать...

"...Эта женщина, пришедшая к нам оттуда, куда закатывается Солнце, была совсем не похожа на нас. У нее были чёрные волосы, но кожа была значительно белее и глаза её были голубыми, как весеннее небо или вода осенних озёр. Она оказалась женщиной-эньеньяланой и умела разоваривать с духами, хотя и делала это совсем не так, как наши шаманы. Это было очень удивительно для всех наших, поскольку Эньеньяланами у чавчувенов всегда были мужчины и только мужчины. Но она вела себя как настоящий мужчина: сама выстроила себе ярангу, ставила петли на куропаток, била острогой рыбу в мелких протоках, вялила её и коптила над очагом, она убивала копьём оленей, вырезала почки и печень и поедала их сырыми как настоящий чайчиба.


Глухари на токовище разгулялись...

Она умела шить одежду из шкур оленя, вялить мясо, ездить на оленях, разговаривала с волками и воронами. И её умение повелевать Духами тундры, воды и гор признали все окрестные шаманы. Они сделали ей Испытание, после которого все откочевали от ее стоянки на два, три, пять дней пути. А она так и жила в долине реки Вискичун, год от года становясь всё сильнее и злее. Старики говорили, что злой она становилась от того, что жила одна, без мужчины. Несколько раз мужчины ходили к ней свататься, но она каждый раз устраивала для них Испытание, которое никто так и не смог пройти. После чего она изгоняла их со своей стоянки и вновь жила там одна, принимая только больных людей для того, чтобы излечить от злых духов, терзавших изнутри их плоть. А потом она умерла. Но перед смертью она приказала не сжигать ее по обычаю тундровых людей, а закопать в землю. Это так же было очень странным для чавчувенов, но они не осмелились ослушаться великую шаманку. С тех пор в том месте, где она захоронена в землю Полуострова, никто и никогда не останавливается на ночлег, потому что ночью она выбирается из своей могилы и ходит вокруг стоянки до тех пор, пока люди, осмелившиеся нарушить её покой, либо не убегают, либо не сходят с ума..."


Кто бы мог подумать, что спустя почти четверть века, я буду сидеть в избе алтайской шаманки, чья бабка проходила обучение и Посвящение именно у той самой легендарной единственной шаманки Полуострова, о которой чавчувены до сих пор вспоминают в своих легендах с восхищённым придыханием в голосе? И названия Полуострова, долины Вискичуна вновь будут звучать в нашей сокровенной беседе, непонятной для большинства обычных людей, населяющих это время этой реальности...


Амурский тигр не живёт на Колыме постоянно, но летом всегда приходит из Хабаровского края в долину реки Аян-Юрях, поохотиться на кабаргу (лично я неоднократно встречал тигриные следы в руслах ручьёв, впадающих в Аян-Юрях, и Эмтегей - прим. Кадыкчанского).


Кабарга ровестница мамонта. Замороженные тушки этой "саблезубой косули" встречаются вместе с телами мамонтов.

"...У одного человека, очень хорошего охотника была очень болтливая и сварливая жена. Что бы он ни сделал, она вечно была недовольна, вечно ворчала на него и даже ругалась с ним. То зайцы, принесённые с охоты слишком мелки, то куропатки недостаточно жирны. То рыба без икры. То шкура лисы недостаточно пушиста. Она сидела целыми днями в яранге и ругала, ругала, ругала мужа-охотника, несмотря на то, что любая женщина селенья готова была по первому зову прийти к нему в жилище второй и третьей женой.

И однажды терпение охотника закончилось! Как то раз у него получилась необычайно удачливая охота. Он много добыл зайцев, куропаток и даже подстрелил жирного дикого оленя. Разделав мясо, он сложил его на нарту и привёз в стойбище. Стал раздавать куски пришедшим поздравить его людям. И тут налетела как ураган его сварливая жена и что тут началось! Она схватила в каждую руку по зайцу и стала, потрясая ими, почём свет стоит, ругать мужа. Но охотник нагнулся, подхватил жену за щиколотку, резко раскрутил её вокруг себя и зашвырнул... на Луну. Так она там и стоит до сих пор с зайцами в руках и раскрытым от удивления ртом. Каждый может увидеть ее в полнолуние..."




Ага... А позже я узнаю китайскую легенду о лунном зайце, толкущем в ступе порошок бессмертия. И невероятно похожую на неё сказку североамериканских индейцев. А потом последний юкагирский Князь поведает мне еще более захватывающую дух легенду, в которой опять будет фигурировать лунный заяц... И я начну понимать, что крупицы древнего Знания никуда не делись, они по-прежнему рассыпаны по всему миру, нужно только иметь навык для того, чтобы выхватить их из-под нагромождения лжи и отвлекающих научных терминов и слов. Нужно только внимательно слушать и концентрироваться на Истине...

Нет нужды детально описывать последние километры моего Пути. Достаточно только сказать, что те самые 50 км я действительно прошёл за один день. Это были тяжёлые километры, последнее расстояние до Села осёдлых чавчувенов я прошёл буквально на автопилоте, бездумно передвигая ноги и уставившись в точку перед собой. Этой точкой был одинокий огонёк керосиновой лампы в избушке, стоящей на окраине Села. И он выступил в роли той самой путеводной звезды, которая давала надежду и освещала дорогу идущим в дальний путь морякам, землепроходцам и прочим кочевым людям, покой для которых сродни смерти и могильному склепу.

Я пришёл в Село в знаменательный день - 19 августа 1991 года, когда страну начали корежить судороги вначале клоунского ГКЧП, затем людоедской перестройки, дикой рыночной экономики и не менее диких бандитских разборок различных выкормышей банды ельцина-чубайса-гайдара-немцова, поставивших раком всю Россию.



На тот момент я, наверное, был одним из немногих, кто почти не заметил этого тонко срежиссированного хаоса. Это всё прошло мимо меня, хотя плеть эха того беспредела больно хлестнула меня смертью моего отца. Время от времени меня находили люди, для которых важнее зелёных и разноцветных бумажек, именуемых дензнаками, важнее золота, важнее социального и карьерного роста были сказки, легенды и Знания, овеянные пахучим ветром Полуострова.

Они жадно расспрашивали меня, словно губка впитывая информацию, которая для них была равноценна их жизни. И я понимал, что время, отпущенное нам, ещё не закончилось. Что те самые "единственные праведники", ради которых сохраняется жизнь всех остальных, еще ходят по моей земле. И значит, у всех нас еще остаётся тот самый единственный Шанс. Шанс остаться Человеками. Шанс показать всему миру, что мы еще не забыли, что такое Любовь, что такое Добро. И свет одинокой лампы Истины, горящий в конце Пути, по-прежнему манит нас, не давая заблудиться и утонуть в болотах сомнений, невежества и гордыни... И мы идём. Потому, что это единственно правильный Путь, по которому стоит пройти хотя бы раз... Скажи, а ты готов по нему пройти вместе со мной?



А теперь, друзья, дружно просим Тымнетагина поделиться другими своими открытиями! Эта тропа не должна закончиться так скоро. Правда же?



Посетителей: Счетчик посещений Counter.CO.KZ
Tags: Колыма, Тымнетагин
Subscribe

  • Фабрика рабов «Rothschфеллер & Co»

    Лучший раб тот, который считает себя свободным (авторство приписано Платону) Одним из самых эффективных инструментов управления сознанием масс…

  • Нахабинские львы: В мире животных и людей

    В жизни каждого человека время от времени происходят удивительные события, но почему-то не каждый их замечает. А иногда такие события превращаются в…

  • История не нужна

    Или нужна? А это смотря для кого. Тем, кто правит странами и народами, необходима «удобная» для них история, которую можно использовать…

promo kadykchanskiy april 28, 07:57 1
Buy for 10 tokens
РЕПОСТ прошу! Друзья! Прошу поддержать наше начинание по реставрации старинного купеческого дома, который мы собираемся превратить в дом-музей мещанского быта, "Дом сохранения истории "Инрог" в котором всегда будут комнаты для гостей. Делитесь роликом на своих страницах и показывайте…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Фабрика рабов «Rothschфеллер & Co»

    Лучший раб тот, который считает себя свободным (авторство приписано Платону) Одним из самых эффективных инструментов управления сознанием масс…

  • Нахабинские львы: В мире животных и людей

    В жизни каждого человека время от времени происходят удивительные события, но почему-то не каждый их замечает. А иногда такие события превращаются в…

  • История не нужна

    Или нужна? А это смотря для кого. Тем, кто правит странами и народами, необходима «удобная» для них история, которую можно использовать…