kadykchanskiy (kadykchanskiy) wrote,
kadykchanskiy
kadykchanskiy

Categories:

Эмтегей 1985. (ч.9)

Продолжение. Читать начало...

Почему «Старого Кадыкчана»? Ведь на карте существует только один Кадыкчан, а посёлок не имеет деления на административные районы? Но это только официально. Фактически в Кадыкчане три микрорайона. Старый, реже его называют «Шанхай», это около сотни крохотных деревянных домиков, оштукатуренных снаружи поверх реек, набитых крест-накрест, и крашеных известью. Они настолько тесно жмутся друг к дугу, что дворы между соседними домами не имеют даже проходов. А во дворах ходят куры, утки и свиньи. В отапливаемых углём сарайчках, многие разводили и кроликов.




Экскурс в историю Кадыкчана.

С этого места, у подножия почти вертикального скалистого склона сопки, красных оттенков, недалеко от слияния речек Кадыкчанка и Аркагалинка, начался весь Кадыкчан. Здесь поселились первые его жители, ещё в 1935-1938 годах, когда геолог Борис Иванович Вронский открыл Аркагалинское угольное месторождение, частью которого  был и Кадыкчан.


Для освоения месторождения требовались опытные шахтёры, поэтому неудивительно, что основная масса, прибывших специалистов, были из Юзовки (ныне Донецк)  и Луганска, и привнесли с собой, привычный для них уклад жизни.

Позже, во время войны, появились заключённые, которые работали вместе с обычными строителями, и построили выше по реке Новый Кадыкчан, где центром стала шахта № 10. Там уже была котельная, и бараки отапливались теплоцентралью.

А в середине пятидесятых, когда уже действовало несколько шахт и угольный разрез, на некотором удалении от реки, на твёрдом пологом склоне сопки, появился третий Кадыкчан, Новейший. Это уже был посёлок городского типа, с тремя и пяти-этажными домами, улицами, площадями, и всем тем, что мы привыкли видеть в современных городах.

Правда, существовал и ещё один Кадыкчан, который рос одновременно со Старым, Новым и Новейшим. Это было кладбище, которое меж собой все называли «Четвёртый Кадыкчан».  Когда кого-нибудь хоронили, то про него говорили: - «Отнесли на четвёртый Кадыкчан», а если кто-то неразумно подвергал свою жизнь опасности, его спрашивали: - «Ты что, на четвёртый Кадыкчан захотел»?

Понятно, что путь любого странника, покидающего Кадыкчан, неизбежно пролегал через Старый, где на обочине  трассы стоял старинный магазин от базы УРСа «Колымснаб».

Комсомольцы! Все наборьбу с пьянством!


- Тётя Бэлла! А почему у вас «Русской» в магазине нет? – Прогрохотал Лось продавщице в белом халате и  поварском колпаке, стоявшей  за кассой.
- Какая я тебе Тётя! Племянничек выискался… А ты что, и́з лесу вышел? Не знаешь, что по всей стране объявлена война с пьянством? Только вчера папашке твоему объясняла, теперь тебе вот… Задрала меня династия Митрохиных!

При словах «… из лесу вышел», мы с Лёхой дружно прыснули со смеху. Бэлла, красивая осетинка, рот которой был на сто процентов из зубов, одетых в золотые коронки, сама она вся была увешана золотыми цепочками, кулонами, серьгами, и на всех десяти пальцах рук которой, сверкали бесчисленные кольца и перстни, даже не подозревала, как она была права, говоря о том, что мы из леса.

- И что? Кроме «Матры» ничего? – «Матра», это венгерский бренди в бутылках по ноль – семь, о котором ходила шутка:
- Знаешь формулу спирта?
– Знаю, це-два-аш-пять-о-аш.
- А формулу «Матры»?
- ???
- Аш-шестнадцать-о-о.

Дело в том, что «Матра» годами застаивалась на прилавках, из-за неприлично высокой цены в 16руб.00коп.

- Берите что есть. Скоро и этого не останется. Ко мне за сто километров из Сусумана покупатели приезжают. Говорят, что в Магадане уже вообще ничего спиртного нет, а в Сусумане, только «Портвейн 72» «выбрасывают», которого на два часа торговли хватает, и люди с ночи у магазина очередь занимают.

Грузим бутылки с «Матрой», и пачки с чаем и папиросами в рюкзак, и спешим к машине. Бригада на Эмтегее ждёт нас как второго пришествия.

«Возвращение героев. Работники лесного хозяйства с ликованием встретили экспедицию, возвратившуюся с Большой Земли»! – Такой заголовок мог бы появиться на первой полосе газеты нашего стойбища, если бы такая газета существовала. Но именно, такой по накалу эмоций, была церемония встречи долгожданной машины с продуктами, оголодавшими членами бригады лесничества на Эмтегее.

Толик Позин тут же организовал приготовление борща, из консервов, щедро используя тушёнку и, свежие картофель, лук и морковь. В это же время, не занятые на кухне, сервировали стол, и праздник начался незамедлительно. Поскольку Позин объявил, что повару для достижения наилучшего результата, требуется «биш грамм на грудь», то все согласились, и зазвенели кружки, забулькала в них янтарная жидкость.

Затем был торжественный обед, потом перекур, и долгие-долгие байки у костра, до того состояния, когда смеяться уже нет никаких сил, потому, что мышцы живота уже болят, как после долгой тренировки в спортзале.

Страшная месть Виталика.


Центральной фигурой самых смешных историй, стал Виталик, наш городской сумасшедший. Когда он учился в Кадыкчанской средней школе, всем, в том числе и учителям, было очевидно, что парень не в себе, и ему не место в обычной школе. Но его мама, упорно бегала по всем инстанциям, строча жалобы, и собирая справки о том, что её сыночек нормальный, просто его одноклассники «затуркали». Так она, с великим трудом «дотащила» его до девятого класса, после которого все допризывники ездили на полигон, чтоб выполнить упражнения по стрельбе из автомата Калашникова, а потом, 10 дней жили в лагерях, привыкая к армейскому быту, сдавая нормы ГТО, вживаясь в «шкуру» солдата советской армии.

Эти военные сборы делились на две части. В марте, когда морозы ещё трещали во всю, допризывников вывозили на полигон на один день, для сдачи нормативов по стрельбе, а всё остальное происходило уже в конце учебного года, когда лето уже приходило на смену весне. И вот пришёл тот самый март, когда Виталик отправился на стрельбы…

Путь до Сусумана, в окрестностях которого находился учебно-тренировочный центр внутренних войск, со спортивным городком, полосой препятствий и тиром, занимал несколько часов на автобусе. И понятно, что эти несколько часов, мальчишки развлекались обычно, как могли. Играли в карты, в города, устраивали поединки борцов на задней площадке, и всё в таком духе. Но если с ними оказался Виталик, то какие там игры!

Виталик и стал центром всеобщего внимания, «аттракционом глупости», отбивавшимся от потоков язвительных вопросов. Пытаясь казаться «нормальным», он изображал на лице «тонны знаний», которыми, якобы обладал, и на всякий дурацкий заковыристый вопрос, отвечал длинно, путанно, совершенно по идиотски, что раз за разом вызывало взрывы безудержного хохота, от которого раскачивался автобус, грозя свалиться в пропасть с узкой дороги.

Да, конечно это было жестоко, но кто об этом в такой момент думает, если ему всего пятнадцать, или шестнадцать лет!  И однажды, после очередного всеобщего приступа смеха, Виталик рассердился. Засопел, скорчив смешную обиженную гримасу, затем вскочил с сиденья, да как закричит: - «Вы! Вы все гитлеры злые! Ненавижу всех! Ы-ы-ы-ы»!

«А между прочим, скоро Виталик получит автомат с боевыми патронами. Вы подумали об этом, придурки»? – Прозвучал в тишине салона чей то голос. И после этого, о Виталике никто больше не вспоминал до того самого момента, как…

Мороз в тот день был нешуточный, около тридцати градусов. Капитан в белой дублёной шубе до пят, прочитал последний инструктаж, перед строем допризывников, и начались стрельбы.
- Допризывник Бутов!
- Я! – гаркнул радостно Виталик.
- Ко мне!
- Есть! – Хруст снега под валенками, и вот Виталик в пункте боепитания. Расписывается в журнале, за полученные патроны, - Допризывник Бутов десять боевых патронов получил!
- К бою! – командует капитан, руководитель стрельб. Виталик бежит к брустверу, перед амбразурой которого, на снегу лежит солдатский матрас, укрытый плащ-палаткой. Ложится, и докладывает:
- Допризывник Бутов к бою готов!
- Боже! Как это он до сих пор ни одного слова не перепутал? – язвительно звучит из строя, ожидающих своей очереди.
- Заряжай! – Командует капитан. Виталик вставляет магазин, щёлкает предохранителем, и с лязгом затворной рамы,  досылает патрон в патронник – Одиночными! Идиот! Ты куда предохранитель поставил на «очередь»? Одиночными!

А Виталик, меж тем, медленно встаёт, с заряженным АК-47, и с торжествующей улыбкой на лице, поворачивается к капитану, направив ствол ему прямо в грудь. Капитан, скорее всего, описался от страху, потому, что губы его посинели, он начал судорожно хвататься за кобуру, пытаясь вытащить дрожащей рукой пистолет, и одновременно отступая мелкими шажками, попятился к блиндажу за спиной.

- Ты… Это… Не дури, парень… Не дури! – и провалился в блиндаж, гд уже спрятался шустрый прапорщик, выдававший патроны.
- Ну что, гитлеры! Посмотрим, кто из нас умный, а кто дурак? – повернулся Виталик к строю, наблюдавшему в оцепенении происходящее, и поднял к плечу автомат.

Допризывников как ветром сдуло. Попрятались в ближайшем окопе. Виталик расхохотался как ребёнок, своей шутке, спокойно подошёл к брустверу, улёгся, направив ствол в амбразуру, и перевёл предохранитель оружия в положение для стрельбы одиночными.
- Ты где капитан? Командуй!

Капитан к тому времени полностью пришёл в себя, как тигр, молниеносным прыжком подскочил к Виталику, и мощным ударом носка валенка, выбил из его рук оружие, которое отлетело в глубокий сугроб. Затем прыгнул за ним следом, отстыковал магазин, и передёрнул затвор,  выбрасывая патрон из ствола. Уф… На этот раз обошлось!

По причине хронической неуспеваемости, Виталик дважды оставался на второй год в начальных классах, поэтому на момент окончания средней школы ему уже исполнилось восемнадцать. Сразу же после выпускного бала, его ждала служба в стройбате, где то в уссурийской тайге. Однако уже в сентябре он появился в Кадыкчане. Оказывается командир части, в которой  служил Виталик, был чуточку более ответственным, нежели школьные учителя и призывная комиссия, и добился повторного освидетельствования, вновь прибывшего бойца, военно-врачебной медицинской комиссией, на предмет наличия психических заболеваний.

Так Виталик заполучил в военный билет штампик «7Б», что означает «Шизофрения», и был комиссован, по причине полной непригодности к воинской службе.

А что делать парню, если он не в армии, в ПТУ не поступил, а в техникум, даже  « не светит»? Дорога одна. Низкоквалифицированный труд. И пошёл наш герой на стройку, на должность транспортного рабочего, которая в народе называлась «поднесиподайпошёлнакуй».

Читать продолжение...



Посетителей: Счетчик посещений Counter.CO.KZ
Tags: Колыма, Рассказы, Эмтегей
Subscribe

Posts from This Journal “Эмтегей” Tag

promo kadykchanskiy апрель 28, 07:57 1
Buy for 10 tokens
РЕПОСТ прошу! Друзья! Прошу поддержать наше начинание по реставрации старинного купеческого дома, который мы собираемся превратить в дом-музей мещанского быта, "Дом сохранения истории "Инрог" в котором всегда будут комнаты для гостей. Делитесь роликом на своих страницах и показывайте…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

Posts from This Journal “Эмтегей” Tag