kadykchanskiy (kadykchanskiy) wrote,
kadykchanskiy
kadykchanskiy

Categories:

ТРОПА ТАЙГИ. ХРАНИТЕЛИ САРНИ НАЙ. - 11

Продолжение. Читать сначала...

Погоня

На подходе к мыг-кату Лёха, торивший нам тропу, внезапно остановился и встревоженно стал оглядываться по сторонам. Мы подошли к нему и остановились.
- Лёш, в чём дело?
- Чужие люди вроде бы ходили...

Картинки по запросу зима в тундре


Ханты тихонько начали переговариваться между собой на своём языке. Дядя Петя внезапно побежал на снегоступах вправо по большому кругу. Лёшка побежал влево. Дядя Коля сделал успокаивающий знак рукой и присел на корточки. Я последовал его примеру.
- Это не хорошо?
- Не хорошо... Чужие люди рыскали. Возможно в поисках нашего убежища... Возможно, искали тропу в становище Королевы. Очень плохо, если они увидят наши следы.
- Что делать будем?
- Подождём пока. Сейчас наши вернутся, расскажут, что к чему. Там будем решать...
Я развязал рюкзак и достал термос с чаем. Налил полкрышки и передал старому ханту. Он молча и задумчиво выпил чай, передал крышку мне. Я тоже выпил половину крышки и увидел, как из чащобы к нам поспешает дядя Петя.

- Да, чужаки ходили, однако. Но следы идут не к мыг-кату, и не в сторону стоянки. Заворачивают на восточный склон горы. Не заметили нашего схрона.
- Надо следы замести. Сруби пару веток лапника попушистее.
- Да, сейчас.
- Лёшка! - окликает подошедшего сына дядя Коля, - Ты беги к мыг-кату, посмотри что там и как. И вытащи из ямы штук восемь кирпичей.
- Хорошо, отец! - Молодой хант прытко пошагал в сторону горы.
- Что за кирпичи, дядя Коля? Зачем они?
- Печку топить, - загадочно отвечает хант.
- Кирпичами? Это как?
- Да, кирпичами. Увидишь...

Мы неспешно двигаемся по проторенному следу. Дядя Петя сзади заметает наши следы большущим еловым веником... Спустя минут сорок мы выходим к нашей землянке у склона Священной горы. Там уже вовсю хозяйничает Лёха. Он уже растопил чувал, костёр горит в нём ярким бездымным пламенем. А рядом на полу лежат аккуратно сложенные кирпичи. Он берёт их по одному и начинает укладывать вокруг огня в чувале. Я вижу, как кирпичи... начинают загораться жёлто-голубоватым пламенем. Что за мистика?

- Да всё просто, - дядя Коля улыбаясь, смотрит на мое ошеломлённое лицо. - Берешь кирпичи и опускаешь их в солярку на сутки. Потом вынимаешь и сушишь. Потом опять опускаешь в солярку. Делаешь так несколько раз. Поры пропитываются соляркой, и потом кирпич горит долго и жарко, в отличие от обычных дров. При этом практически нет дыма. Давно так придумали, давно пользуемся...

Не устаю удивляться смекалке и находчивости северных народов. Это надо же такое придумать! Топить печку кирпичами! Ну, затейники! Мы наскоро разогреваем нехитрый ужин, пьем чай и заворачиваемся в спальники. Вставать будем затемно и сразу же двинемся в путь. Кто его знает, что у этих пришлых на уме? Вдруг они будут рыскать вокруг горы, пока не наткнутся на наше убежище?

Но на утро нашим планам не суждено было осуществиться. Мы проснулись от завывания метели за стенами нашего жилища. Я выглянул было наружу, чтобы помочиться и сразу же заскочил назад. Там царила такая кутерьма, что не приведи бог! Одно хорошо — снегопад завалит все наши следы и нартовую дорогу к стоянке Королевы. Отыскать её будет невозможно.
- Смотри-ка ты, - цокает дядя Коля. - Опять Королева оказалась права: ровно через трое суток начался буран, как она и предсказывала. Ну, что, пока будет мести, никто нас не побеспокоит. Будем есть, пить чай и спать. - Он опять залезает в спальник и спустя мгновение начинает тихо похрапывать. Мы следуем его примеру...

На третий день метель утихла, с неба только падали редкие пушистые хлопья снега, и ханты засобирались в путь. Быстро навели порядок в потайном жилище, собрали рюкзаки, нацепили снегоступы.

- Надо быстро уходить, пока еще снег идёт. Он закроет наши следы.
Лёха, как обычно, пошагал вперёд, торя для всех остальных тропу. Дядя Петя заметал след. Мы отошли от землянки километра четыре, как наши собаки насторожились и начали ворчать. Дядя Коля их быстро успокоил и приказал всем остановиться и помолчать. Сам же озабоченно начал крутить головой, прислушиваясь и нюхая воздух.

- Чужие люди совсем близко. Где-то здесь их лагерь. Нужно будет сделать крюк, постараться обойти их как можно дальше. Нам ни к чему встречаться с ними в тайге, возникнут ненужные расспросы. Давай, Лёшка, попетляем, как зайцы, запутаем следы. Только быстро-быстро…
Я вижу очень серьёзную озабоченность на лицах хантов, и понимаю, что это неспроста. Что нужно чужакам в тайге в такое ненастное время? Это точно не туристы, которые предпочитают забредать в здешние края летом и осенью, чтобы полюбоваться местными красотами. Это не геологи-поисковики и не банальные браконьеры. Вероятно это те самые «странные люди с автоматами», которые рыскают по землям хантов с только им одним известными целями. В любом случае, нужно держаться от них подальше.

Мы старательно месим снег ногами, уходя далеко в сторону от нашего правильного маршрута. Забредаем в чащобу, битком набитую буреломом, с трудом пробираемся через сугробы, петляем меж деревьев. Это хорошо, что дорога трудна, возможным преследователям тоже будет нелегко догонять нас. Я вдруг осознаю, что ханты интуитивно выбрали этот путь, скрывающий нас заснеженными деревьями от вероятного наблюдения сверху. В лесу нет ветра, мы идём разгорячённые, с расстёгнутыми куртками. Наконец, выходим к подножью еще одной горы. Останавливаемся и достаём термосы. Лёшка, наскоро выпив кружку чая, берет мощный бинокль и лезет на гору. Мы остаёмся внизу ждать от него известий. Возвращается он довольно скоро. Вид у него очень серьёзный, и даже обеспокоенный.

- Отец! Я их увидел. Семь человек с оружием. Идут за нами. Экипированы хорошо. Тоже на снегоступах. Но двигаются не очень быстро. Самый первый, видимо, следопыт, постоянно наклоняется, наш след смотрит. Давайте, сейчас по южному склону горы пойдём, там снега почти нет, ветром выдуло, гольные камни, собьём их со следа.

- Правильно думаешь, - отвечает дядя Коля. – Туда и двинем. Склон тёмный, мы на нём будем незаметны. А оттуда, помнишь, километров восемь пробежать, и будет снегоходная дорога набитая, по которой Лёня на свой участок ездит на «Буране». Пока они до горы дойдут, да пока будут наши следы искать, мы по ней быстро уйдем далеко. Всё! Пошли, пошли!
Лезем в гору. Навстречу начинает дуть плотный и очень холодный ветер. Застёгиваемся плотно, чтобы не растерять тепло. Умные собачки не светятся, идут след в след точно за дядей Колей. Наконец, поднимаемся высоко над лесом. Дядя Петя (у него зрение получше) приникает к биноклю. Водит им из стороны в сторону.

- Ага. Вот они. Тяжко идут. Мы хорошо оторвались. Но если будем стоять, дойдут до нас часа за полтора. Надо идти, однако…
Мы идём по чёрным камням, огибая южный склон горы. Нужно поскорее спуститься и углубиться в тайгу, потому что как только наши преследователи взберутся на гору, у них появится преимущество – они смогут рассмотреть нас в бинокли. И тут ханты принимают очень остроумное и неожиданное решение: обогнуть гору, сделать петлю и идти назад по следу, который проторили до нас чужаки. Я начинаю тихо смеяться. Хитро!

Примерно через час мы огибаем гору и углубляемся в лес под осенённые снеговыми шапками деревья. Ещё минут через сорок мы натыкаемся на тропу, проторенную в снегу нашими преследователями. После того, как там прошли семь человек на снегоступах, она похожа на бродвей, по которому мы буквально бежим скорым и лёгким шагом. Ну, точно, как зайцы – обхитрили, запутали… Пусть теперь поищут. Им, наверняка, даже в голову не придёт искать нас там, где мы и они уже прошли. Нам на радость, и на удачу, с неба начинает сильнее сыпать снег. Вот это очень кстати! Не иначе, как Королева постаралась нам помочь таким вот образом. Благодарим тебя, наша Хранительница!

Через час нам снова улыбается удача — мы натыкаемся на покрытую льдом реку. Вдоль русла тянет довольно сильный сквознячок, и поэтому лёд практически везде голый, на нём не останется наших следов. Скидываем снегоступы и лёгким шагом почти бежим по льду вниз по течению. Я прямо спиной чувствую, что мы значительно оторвались от своих преследователей, они сейчас находятся в сильном замешательстве, ругаются, наверное, проклиная хитрых хантов, сбивших их со следа. Ползают, наверное, сейчас по камням сопки в надежде отыскать пропавший след.

Идём уже шестой час. Начинает смеркаться. Даже мои тренированные, привыкшие к длительным походам, ноги время от времени прихватывает судорога. Надо уже думать о ночлеге, причём, хорошем ночлеге, потому что после сегодняшнего жёсткого марш-броска нам понадобится очень много тепла, горячего чаю и обильной еды. Иначе завтра ходоки из нас будут никакие. И вдруг, - о, чудо! - мы слышим рёв снегохода, а через некоторое время к нам навстречу выруливает средних лет хант, восседающий на «Буране». Еще издаля он срывает меховую шапку с головы и приветственно машет нам ею.

- Лёня! Как кстати! - Дядя Коля облегчённо вытирает пот с лица и останавливается. - Ну, всё! Теперь мы точно объегорим чужаков. Они не смогут нас найти!
Между тем, Лёня подъезжает к нам и лихо делает крутой разворот. К его снегоходу прицеплены широкие сани, в которые мы с удовольствием плюхаемся. Мчимся по накатанному следу совсем в другую сторону от протоптанной нами тропы, по сторонам мелькают заснеженные деревья, меж которых петляет путик. Ещё через час мы выгружаемся рядом с рубленым зимовьем, возле которого нас приветствуют заливистым лаем хантыйские зверовые лайки. Хозяин приглашает нас в дом, где ещё теплится остатками углей чувал, на таганке висит трёхлитровый закопчёный чайник. Мы молча наливаем себе по кружке, пьём. Лёня смотрит на нас понимающим взглядом и улыбается в ожидании рассказа о наших приключениях.

- Я так и думал, что вы по реке пойдёте и потому поехал к вам навстречу...
- Откуда знал, что мы идём?
- Вся тайга знает, что вы водили русского к Королеве. И знали, что чужие будут вас искать. Я специально пораньше выехал, чтобы следов побольше намотать. Не найдут они ни вас, ни меня. Не найдут!

- Благодарность тебе большая за помощь! Ты очень вовремя появился...
- Да ла-адно! Какая там благодарность? Вы же — свои!
- Сегодня и завтра будете отъедаться, спать и отдыхать. А послезавтра я отвезу вас в Посёлок, как раз собирался за продуктами ехать. Сейчас будем кушать, разговаривать и отогреваться. Вуща вула!

Читать продолжение...





Tags: Рассказы, Тымнетагин
Subscribe

Posts from This Journal “Тымнетагин” Tag

Buy for 20 tokens
Заказчиков выступал никто иной, как российские спецслужбы. Это их почерк Фото: Яндекс Картинки (Киев) "Убийство Шеремета было совершено с целью дестабилизировать ситуацию". Всем желающим показали кадры с камеры видеонаблюдения, на которых запечатлены убийцы журналиста. Ими…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments