kadykchanskiy (kadykchanskiy) wrote,
kadykchanskiy
kadykchanskiy

Телефоны мертвецов. Мажь лоб зелёнкой!

Очень редко удаляю, ставшие ненужными, номера абонентов сотовой сети из записной книжки телефона. Недавно решил «подчистить» свободное место и с горечью обнаружил, что моя записная книжка содержит массу номеров, которые принадлежат покойникам.  Сделалось просто не по себе, сколько же моих знакомых ушло в мир иной за последние несколько лет!

Причём самому пожилому было 52, самому молодому – не исполнилось и 30. Борька Шалухин погиб при невыясненных обстоятельствах в «обезьяннике» милиции, когда он застал свою жену с любовником, а та вызвала наряд, чтоб утихомирили разбушевавшегося мужа. Парня поместили до утра в камеру с бомжём, наутро выяснилось, что во сне Боря умер. Но обнаружили факт смерти задержанного после того, как бомж уже «испарился», и следов его так и не нашли. Эдику Лобанову было тоже около 30, когда он погиб в автокатастрофе. За рулём нашла смерть и Толика Гудзя, бывшего офицера спецназа. Он стал таксистом после увольнения из таможенных органов, подвозил ночью троих дам на веселе, и одна из них стала вешаться ему на шею, когда они ехали по Прибалтийскому шоссе на приличной скорости. Этого оказалось достаточно, чтоб машина слетела в овраг. Две подруги отделались царапинами, одна провела год прикованной к постели (перелом позвоночника), а Толян, душа человек, отец троих ребятишек, погиб на месте.
А вот попался номер Олега Кузнецова. Он отправился к праотцам в результате инсульта в сорок с небольшим. Вспомнилась его мрачная шутка: - «Ну что, Андрюха! Мажь лоб зелёнкой»!
Дело было зимой 1995 года, в разгар первой войны в Чечне. Я тогда был лейтенантом таможенной службы, инспектором отдела таможенного оформления и таможенного контроля международного автомобильного пункта пропуска «Куничина Гора» Печорской таможни на границе с Эстонией. Службу несли по графику - сутки через трое. И уже почти под самое утро начальник смены поставил мне задачу помочь инспектору отдела таможенного досмотра.


Это ОТОиТК МАПП ТП Куничина Гора

От здания отдела до досмотрового бокса метров семьдесят, даже не одевая пуховик, проскакал сайгаком по морозу и вот я внутри. Перепрыгнул через смотровую яму бокса на которой стоит фура – ржавый, убитый КАМаз с тентовым полуприцепом, поднялся на пандус с рентгеновским досмотровым аппаратом и вошёл в кабинет. Картина маслом: Олег Кузнецов сидит за столом взъерошенный, перед ним ворох географических карт, раскрытые Таможенный  и Уголовный Кодексы, и ворох бланков протоколов осмотра, опроса и изъятия. В углу сидит на стуле «лицо кавказской национальности» и скорбно смотрит этим своим лицом в керамогранитную плитку на полу под ногами.


Так выглядит бокс углубленного досмотра на пограничном пункте пропуска.

- Ну и что тут у тебя, Олег?
- Вот… Смотри сам. – Пододвигает мне карты. Разворачиваю и смотрю, карты чего именно не понравились так досмотровику. Дивлюсь, масштаб шикарный! Настоящие планы местности! Гудермес, Шали…. Ни чего себе! Эти названия населённых пунктов у всех на слуху с самого Нового года! Подробные планы местности северного Кавказа! – Ты сюда смотри! – показывает Олег на верхний правый угол карты. – Матерь Божья! Там синеет штамп: - «Совершенно секретно. ГШ ВС СССР».
- Ни фига себе! Это где он прятал?
- А он не прятал. В бардачке лежали в кабине, где обычно дальнобойщики журналы с порнухой возят. Груз у него пустячный – сапоги кирзовые и высокие ботинки на шнурках – берцы. Из Москвы в Таллинн везёт. Конечно! Эстонцы страсть как любят в кирзачах по старому Таллину прогуливаться! А тут решил на всякий случай и кабину досмотреть. Не люблю я это дело в чужих шмотках шариться, редко смотрю вещи водителя, но тут словно кольнуло что-то. Почувствовал спинным мозгом, что мандражирует водитель. Значит нужно искать. И вот нашёл! Расчёт простой – кто будет рассматривать карты, если их тьма у каждого дальнобойщика!?
- Вот орёл так орёл! Чё говорит? – Вместо ответа Олег суёт мне загранпаспорт водителя. Читаю: - «Билалов Аслан Магаметович. Место рождения – город Грозный». – Твою мать! Пошёл я старшому докладывать.
- Давай. Этот «Казбек» утверждает, что без адвоката не скажет ни слова, пасть закрыл и молчит как рыба об лёд.
Сбегал в отдел, рассказал всё начальнику смены Олегу Редькину, тот немедленно сообщил оперативному дежурному, и когда я вернулся в досмотровый бокс, «Фольксваген ЛТ» с включёнными синими маячками на крыше, уже подъезжал к шлагбауму таможенного поста. Прибыли дежурный сотрудник отдела дознания и боец отдела охраны. Аслану надели на запястья «браслеты», и сели за составление протоколов. Вызвали понятых, и всё зафиксировали, в соответствием с действующим, на то время законодательством. Затем собрали в кучу бумаги, вещдоки, Перегнали КАМаз на стоянку задержанных транспортных средств, и увезли задержанного в изолятор райотдела милиции.
Через неделю уже, мы узнали, что «Казбека» отпустили с миром уже к обеду того дня, когда его задержали, вынесли постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, вернули карты генштаба, и фуру с грузом. Извинились и пожелали счастливого пути. А Олег видел своими глазами, как с контрабандиста снимали наручники. Тот засверкал белозубой улыбкой на смуглом лице, и изобразив оттопыренными большим и указательным пальцами правой руки пистолет, приставил его себе ко лбу, и тихо сказал лишь одно слово, глядя торжествующе в глаза лоха таможенника: - «Пух!»
- Вот так Андрюха! Теперь жду, когда Аслан своё обещание исполнит. Чё ржёшь? Ты тоже готовься. В протоколах и твои подписи стоят, ты участник задержания. А задержание для кавказского мужчины – оскорбление, которое они привыкли смывать кровью! «Бамбарбия! Киргуду»! – Помнишь?



- Ладно тебе! Не сгущай уже краски то!
- Лучше перебдеть, чем недобдеть в нашем деле. Кого я учу? Сам знаешь! Слава Богу быстро отпустили гаврика, да и сапожки эстонцы там ждут очень сильно. Вооружают, обувают и одевают воинов ислама Джохара Дудаева. Вон вчера только на посту в Нарве задержали фуру  камуфляжа, с нашивками «Армии свободной Ичкерии».
- И?
- И! Как и в нашем случае, прошла команда из Москвы по линии контрразведки. Оснований для задержания нет, московская таможня поставила штампы «Выпуск разрешён»? Поставила. Значит - не фиг рыпаться, умного из себя корчить и бдительность проявлять, тут в пограничной деревне.
- А как же карты секретные?
- Пришла телефонограмма, что карты с указанными инвентарными номерами, рассекречены еще в день выпуска груза из Москвы. Так что… Не сладко нашим парням в Чечне придётся, если Дудаева прямо в Москве прикрывают. Они там духов мочат, а их московское начальство тем же духам обмундирование новое посылает. Так что молись, чтоб Аслан не надумал приехать посмотреть на достопримечательности славного древнего города-крепости Печоры.
Как бы то ни было, но в скором времени Олега уволили из таможни по ерундовой какой-то причине. Потом он мыкался то охранником, то таксистом. А как то раз, спросил ребят на стоянке такси, почему Кузнецова не видать давно, а мне говорят: - «Акстись, родной! Он уже год как в земле сырой. Инсульт!» Вот так и закончилась эта история. Жив в памяти Олег Кузнецов, жива история, и надеюсь, что теперь уже никому ничего не будет за то, что я эту историю вытащил из пыльного шкафа на божий свет.
Tags: Рассказы
Subscribe
promo kadykchanskiy апрель 28, 07:57 1
Buy for 10 tokens
РЕПОСТ прошу! Друзья! Прошу поддержать наше начинание по реставрации старинного купеческого дома, который мы собираемся превратить в дом-музей мещанского быта, "Дом сохранения истории "Инрог" в котором всегда будут комнаты для гостей. Делитесь роликом на своих страницах и показывайте…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments